+7(905)5541033
+7(926)2102600

Свадьба Викторианской эпохи

В девятнадцатом  столетии временной отрезок между помолвкой и самой свадьбой зачастую затягивался до 6-7 лет, столь долгое ожидание было связано с тем, что жених должен был достигнуть некой финансовой стабильности и, например, купить отдельный дом. Ну а привилегия выбора дня для церемонии венчания принадлежала невесте. Из всех дней недели для такого значимого события предпочтительнее была среда  - этот день считался наиболее удачным для такого мероприятия.

Теперь для влюбленных  основным  этапом становился выбор того, каким способом будут оформлены брачные отношения. Таких вариантов предоставлялось три.

Первый. Венчание

Венчание в церкви было первым и наиболее традиционным обрядом. Совершалась церемония  после предшествующего  оглашения имен собирающихся вступить в брак на протяжении трех воскресений подряд. По правилам, уведомление о желании обвенчаться с предварительным оглашением имен посылалось причетнику церкви, прихожанами которой являлись жених или невеста -не менее чем за день до начала оглашения. При этом, свидетельств о том, что стороны дали согласие на брак для этого не требовалось. Процедура оглашения стоила два шиллинга, которые платили причетнику, а непосредственно венчание стоило от одиннадцати шиллингов и шести пенсов до тринадцати шиллингов и шести пенсов и даже пятнадцать шиллингов и шесть пенсов. Цена зависела от прихода.

Оглашение проводилось одним из младших приходских священников (curate) в процессе воскресной службы и объявлялось на всю церковь перед фразой о приношении Святых Даров. Звучало это примерно так:

«Я оглашаю предстоящее бракосочетание между N, из прихода .., холостяком, и M, из прихода .., девицей. Если у кого-то из вас есть причина считать, почему эти два человека не могут соединиться в святом браке, объявите об этом сейчас или никогда. Таковыми были первое, второе и третье оглашения.  Если соблюдалось условие, что и жених и невеста были старше двадцати одного года - возраста, с которого принято было считать желающих обвенчаться совершеннолетними,  от них не требовалось предъявлять письменное согласие на брак родителей венчающихся  или их опекунов.  Уже в понедельник после того как было озвучено третье оглашение они могли законно обвенчаться.

Второй. Лицензия

Однако если бракосочетание  с оглашением имен жениха и невесты в сельских областях был распространен, то в больших городах он был уделом тех слоев, доходы которых были весьма  скромны. Существовал еще один способ-это покупка брачной лицензии (marriage license). Каждая епархия имела право выдавать лицензии через управляющего собором или заместителя епископа. Если существовало условие, что жених с невестой относились к разным епархиям, то они обязывались обращаться в инстанцию, юрисдикция которой охватывала обе епархии: таковой являлась канцелярия генерального викария архиепископа Кентерберийского, исполнявшего обязанности заместителя архиепископа по  вопросам административной сферы. Также для получения брачной лицензии было необходимо, чтобы будущий муж составил заявление в письменном виде:

«ЯВИЛСЯ ЛИЧНО, Джеймс К,  прихожанин ..., в графстве ..., в возрасте 21 год и старше, холостяк, и получил лицензию на совершение церемонии бракосочетания  в приходской церкви ..., между ним и Клер Р, прихожанки ..., в графстве ..., в возрасте 21 год или старше, девицей, и под присягой заявил,  что не имеет каких-либо препятствующих обстоятельств для брачного союза, или любой другой законной причины, или какого-либо иска, предъявленного на суд церкви, чтобы воспретить или считать недействительным заключение упомянутого союза в течении срока, оговоренного в  лицензии.  Далее жених под присягой подтверждал, что он, упомянутый Джеймс К, имел свое местопроживание в пределах  прихода, упомянутого выше ... на протяжении последних пятнадцати дней.»

Затем вновь под присягой жених объявлял записанное в заявлении, после чего его скрепляли двумя подписями:  генерального викария и лица его замещающего.

Имея заявление жених имел право на получение лицензии, которую он затем передавал  священнику того прихода, который проводил церемонию венчания. Если заглянуть в  текст лицензии, то он выглядел так:

« Божественным Провидением Роуэн Уильямс, архиепископ Кентерберийский, примас всей Англии, нашим возлюбленным во Христе,

Джеймсу К, в графстве ..., из прихода ...  и Клер Р, в графстве ..., из прихода ..., благодати и здоровья.

Далее в тексте лицензии излагались правила, которым необходимо следовать  желающим вступить в брак.

Единоличным правом выдавать лицензии особого образца, позволявшие их владельцам проводить церемонию бракосочетания в любое время и в любом месте начиная с 1753 года владела исключительно судейская канцелярия  архиепископа Кентерберийского  Нужно отметить, что особая лицензия стоила очень дорого- 28 гиней и выдавалась по особому распоряжению только титулованным особам, юристам и членам Парламента.

Третий. Регистрация

Третьим вариантом  вступить  в брак было обращение в окружную контору superintendent-registrar, английская вариация на тему бюро записи актов гражданского состояния. Обращаться к такому способу не было популярно. Но таким образом, возможно, было зарегистрировать брак  представителей отличных от англиканства  вероисповеданий. Далее, если они желали, следовала церемония в церкви своей конфессии.  Без свидетельства из окружной конторы  такой брак не считался законным. Также, в эту организацию обращались те, кто жили в  гражданском браке и по каким-либо причинам не обращались к  религиозным  церемониям.

Протест против выдачи свидетельства  подавался в окружную контору регистратору и стоил пять  шиллингов. Необходимо было записать причину и обосновать протест. Если аргументы были вескими, в выдаче свидетельства могли отказать.

Получившие  лицензию  жених и невеста  в выбранное время  приглашались  для бракосочетания  на место,  где была запланирована церемония.   Молодых сопровождали  не менее двух свидетелей. Туда же приезжал брачный регистратор.  Процесс церемонии обязательно проходил при открытых дверях, а жених и невеста делали заявления, без которых их союз не считался бы действительным: «Я торжественно объявляю, что  не имею  какое-либо  препятствие юридического характера, по которому я, Джеймс К, не могу соединиться в браке с Клер Р»; затем влюбленные произносили следующее: «Я призываю в свидетели присутствующих здесь людей, что я, Джеймс К, действительно беру тебя, Клер Р, в законные и преданные жены» (или мужья).

В случае, когда  религиозный обряд упускался, церемония проходила непосредственно в приемном кабинете регистратора. Если же отсутствовали и  свидетели, их могли заменить  клерк и архивариус. Плата за услугу составляла от шиллинга и выше каждому и зависела от возможностей и щедрости жениха. Расценки же в викторианскую эпоху были следующие: за выдачу свидетельства - 2 шилл., само свидетельство - 2 шилл. 7 пенсов. Участие в церемонии регистратора и регистрация брака по свидетельству - 5 шилл., по лицензии - 10 шилл.  В случае с лицензией взимался гербовый сбор за лицензию - 40 шилл., и гербовой сбор за уведомление- 2 шилл. 6 пенсов.

Подготовка к церемонии бракосочетания

После того как хлопоты с выбором способа каким будет оформлено бракосочетание оставались позади, влюбленные переходили к решению вопросов с жильем. Обычно это становилось  заботой будущего мужа. Необходимо было подобрать дом, куда после свадебной церемонии он привезет новобрачную . Это должно было быть достойное жилье с респектабельной обстановкой. Также будущему мужу необходимо было уладить имеющиеся юридические дела и распределить финансы.  Треть или две трети  состояния и имущества невесты по закону предоставлялось в распоряжение  ей самой и будущим детям.  Если  же будущий муж не имел  в собственности какого либо обеспечения для будущей семьи и  полагался только на прибыль от своей профессиональной деятельности, то ему предписывалось застраховать свою жизнь  в пользу невесты до заключения брака.

Еще одним приятным приготовлением к свадьбе была  покупка женихом обручального кольца. Кольцами в то время в англиканском обряде не обменивались, поэтому  кольцо предполагалось только одно для невесты, покупка которого считалось весьма расходным предприятием. Кольцо непременно должно было быть из золота высшей пробы и выглядеть солидно по нескольким причинам:  первая, чтобы избежать деформации, вторая, чтобы кольцо  не соскользнуло с пальца, и третья- это мог быть последний подарок в жизни невесты. Конкуренция в среде ювелиров того времени была огромной, так что обручальные кольца предлагались по цене немного превышающей  стоимость самого золота. Принято было делать гравировку на внутренней стороне кольца с инициалами будущих супругов и датой  венчания.  Нередко жених  распоряжался дополнить гравировку, используя  какое-нибудь подходящее по смыслу изречение: «Я принадлежу возлюбленному моему, а возлюбленный мой мне».

В Английских  традициях  существовал обычай дарить кольцо  при помолвке. Как правило, это могли позволить себе молодые люди из состоятельных семей. Хотя кольцо не всегда украшали бриллиантом, использовали также рубины или даже полудрагоценные камни.  Их также гравировали, ставя инициалы и  дату помолвки. Кольцо носили  на безымянном пальце левой руки и невеста любовалась им  до венчания.  В алтаре во время церемонии  жених снимал кольцо с пальца новобрачной. После  муж мог отдать его обратно, супруга надевала его поверх обручального. Считалось, что тогда оно приобретало свойства  «защитного кольца», предотвращая потерю самого обручального кольца.

Одной из самых главных и приятных забот невесты был выбор подвенечного платья. Сначала нужно было определиться с  цветом. Это не всегда был белый, широко использовались пастельные тона. Белый же вошел в моду  в 1840 году после венчания  королевы  Виктории с принцем  Альбертом и стал преобладающим.

Затем нужно было приготовить наряды для подружек невесты. Традиционно приглашали от двух до двенадцати девушек. Как правило, это были незамужние сестры или родственницы невесты и жениха, а также подруги новобрачной. Выбор фасона и цветовой гаммы  для платьев подружек оставался за невестой, а все расходы по их изготовлению брала ее семья.   

 

Считалось, что количество дружек жениха должно было равным  количеству подружек невесты. Важную роль на свадьбе играл шафер. Он  брал на себя основные организационные моменты во время церемонии, такие как:

Послать приглашение и согласовать число и время с  причетником  приходской церкви, обеспечить оплату священнику и церковнослужителям. На нем была также ответственность, чтобы обручальное кольцо в нужный момент оказалось  в левом  кармане жилета жениха, т.к. последний часто в предсвадебном вихре забывал о столь важных мелочах. Ну и после церемонии во время застолья оказывать всяческие знаки внимания  подружке невесты и произносить тосты.

Когда становилась известной дата бракосочетания, родители  невесты в качестве приданного отчисляли ей некоторую сумму денег. Насколько это был весомый подарок, зависело от общественного статуса и финансового положения семьи. Родственники и  друзья будущих супругов готовили подарки заблаговременно и вручали их накануне венчания. Традиционно это была мебель и изысканные предметы интерьера, столовое серебро, посуда, стекло, драгоценности, а также маленькие  полезные в хозяйстве вещицы для молодых.

Прелестным обычаем было посылать белые перчатки обернутые  белой бумагой и повязанные белой тесьмой всем  подружкам невесты. Их доставляли за день до венчания.  Также поступал и жених,  отправляя перчатки своим друзьям.  До середины 1880-х было принято принимать гостей и устраивать праздничную трапезу в фамильном доме отца невесты.  Комнаты богато украшали цветами и лентами, а столы готовили накануне  вечером, чтобы  в день свадьбы все было безупречно. Ближе к концу десятилетия стало модно устраивать свадьбу в ресторане или кафе.

 Те, кто не был приглашен в церковь, получали карточки с  надписью «Дома», это означало, что семья приглашала получателей оных прийти  увидеть подарки и высказать добрые пожелания молодоженам.

Счастливым утром, когда наступал день свадьбы, гости со стороны жениха и приглашенные со стороны невесты съезжались в дом отца невесты. Всех приглашали в гостиную, если только там в это время не был сервирован  завтрак. Невеста обычно для завтрака уединялась  в своей комнате. Ее первая встреча с женихом в этот день была уже в церкви. Там пользуясь дружеской поддержкой шафера ее ожидал будущий муж. Существовал порядок для  свадебного кортежа: первым   экипажем ехали родители молодого и мать новобрачной, затем  втором и последующих экипажах, подружки невесты и дружки жениха, завершал кортеж экипаж с  невестой и ее отцом. Правда это было уделом богатых  свадеб.

Существовали также законные часы, их еще называли «канонические часы».  Это то время, в которое заключенный  брак считался действительным. Церемония обязательно должна была проходить между восемью часами утра и полуднем, опираясь на  62-й канон от 1803-1804 гг., Если данное предписание нарушалось священнику  грозило довольно суровое наказание: отлучение от служения и более 10 лет ссылки, которую позднее заменили на  каторжные работы.

В высшем свете лондонского общества было принято отлагать начало церемонии венчания  в церкви до последнего часа. После того как «канонические часы»  продлили до трех часов дня, вошло в моду появляться в церкви за пол часа до окончания времени. Это сказалось на правиле организации  торжественной трапезы, которая проходила сразу после венчания. Если до переноса часов это было скорее похоже на свадебный завтрак, то теперь было заменено послеполуденным чаем в 4 часа дня.

Первыми в церковь принято было приезжать гостям. Приглашенные гости первыми приезжали и занимали места на скамьях перед алтарем. Листы с  текстом  проповеди раскладывали на местах для гостей, либо их подавал прибывающим  шафер. Если свадьба была богатой и присутствовало много подружек невесты, то они встречали гостей  у церковных дверей, а друзья жениха  спрашивали прибывающих с какой стороны они прибыли.  Часто вопрос звучал: «Жених или невеста?»  Гостей со стороны жениха приглашали занять скамьи с  левой стороны, а  гостей со стороны невесты - с  правой. К моменту прибытия экипажа с главным героем церемонии, подружки выстраивались в  проход, по которому шла невеста к алтарю. В одной руке у нее был букет цветов, другой она опиралась на отца или опекуна. Вслед за ней устремлялись ее подружки.  Отец жениха  шел под руку с матерью невесты. Это было нововведением  в конце 1880-х  т.к. до сего времени она оставалась в доме, отдавая распоряжения по подготовке   к предстоящей торжественной трапезе.  Оставшиеся гости прибывшие  с кортежем шли позади.

Церемония бракосочетания

На церемонии бракосочетания жених  стоял слева от священника, рядом находился шафер. Они располагались в центре перед алтарным ограждением  и ждали когда невесту подведут к алтарю.  Традиционно жених был одет во фрак, светлые брюки,  шелковый атласный жилет, галстук с узорами, белые или серые перчатки и цилиндр в тон.Ккогда отец подводил невесту, жених становился о правую руку от нее. Отец или лицо его заменяющее оставался стоять позади для того чтобы  передать руку невесты жениху. В обязанности подружки невесты, которая стояла  рядом слева, входило принять букет и снять перчатку с невесты в тот момент, когда настанет  черед надевать кольцо.  Перчатка оставалась любезной помощнице в награду.

Существовало такое издание как «Книга общей молитвы». Ею определялся дальнейший порядок проведения церемонии, надо отметить, что он не слишком изменился с тех времен.  Проходило бракосочетание так:

Следовало вступительное слово священника о взаимной поддержке будущих мужа и жены. Затем вопрошалось, имеются ли у кого-либо неопровержимые доказательства, что этот брак не может быть заключен.Это необходимо было сделать сейчас либо уже хранить молчание навсегда. Если таковых не оказывалось, то  священник обращался к жениху и невесте и под страхом Страшного суда требовал сообщить имеют ли они  причины, делающие заключение их брака невозможным.

Чтобы отбить охоту у лжесвидетелей им предлагалось внести сумму равную оплате за венчание. А если будет доказано, что свидетельство было ложным, то эти деньги изымались в судебном порядке. Венчание переносилось на другую дату, пока шло расследование.

Когда все сомнения оставались позади,  наступало время задавать вопросов и получать ответы. Первое, что  спрашивал священник,  было:

- Джеймс, берешь ли ты эту женщину в твои преданные жены, чтобы жить вместе в освещенном супружестве по закону Божьему? Будешь ли ты любить ее, почитать и заботиться о ней в болезни и в здравии, утешать ее, и, оставив всех других, хранить себя только для нее в течение всей вашей жизни?

Жених соглашаясь с клятвой  отвечал положительно. После этого вопрошали  невесту.

- Клер, берешь ли ты этого мужчину в твои преданные мужья, чтобы жить вместе в святом супружестве по закону Божьему? Будешь ли ты повиноваться ему, любить и почитать его, и служить ему, и заботиться о нем в болезни и в здравии, и, отказавшись от всех других, хранить себя только для него в течение всей вашей жизни?

 Невеста отвечала согласием и священник вопрошал:

- Кто отдает эту женщину, чтобы сочетаться законным браком с этим мужчиной?

«Я отдаю», так должны были прозвучать ответные слова отца невесты или приглашенного посаженного отца.  После чего отец  передавал невесту священнику. Затем Тот, в свою очередь, приглашал жениха  взять невесту за правую руку правой рукой, и произносить вслед за священником следующее:

- Я, Джеймс, беру тебя, Клер, в свои венчанные жены, чтобы с этого дня быть вместе в горе и в радости, в богатстве и в бедности, в болезни и в здравии, согласно святой Божьей воле  любить и заботиться о тебе, пока смерть не разлучит нас.  И для того связываю тебя моим честным словом.

После провозглашенного женихом, влюбленные  разъединяли руки, и теперь невеста брала правую руку жениха правой рукой и вторила  священнику:

- Я, Клер, беру тебя, Джеймса, в свои венчанные мужья, чтобы с этого дня  быть вместе в горе и в радости, в богатстве и в бедности, в болезни и в здравии, согласно святой Божьей воле  любить, заботиться и повиноваться, пока смерть не разлучит нас.  И для того связываю тебя моим честным словом.

За этими словами жених доставал обручальное кольцо из кармана жилета и клал его на библию. Следуя канону, он должен был положить сверху деньги, предназначенные  священнику и причетнику - как бы символизирующие выкуп невесты.  Однако позднее, к концу 1880-х это правило упразднили, а все расчеты производили  в ризнице после окончания церемонии. Священник брал кольцо со священной книги и вручал его обратно жениху, после чего тот надевал его на безымянный палец левой руки невесты. Жених удерживал руку своей избранницы и произносил вслед  за священником:

- Этим кольцом я скрепляю наш союз и беру тебя в жены, почитаю тебя своим телом, и наделяю тебя всем моим имуществом: во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь.

Изначально, во время произнесения заключительных слов,  кольцо попеременно надевалось  сперва на большой палец со словами «Во имя Отца», потом на указательный - «и Сына» , на средний «и Святого Духа», и в конце на безымянный со словами «Аминь». Первоначально,  обручальное кольцо надевали на правую руку, лишь позднее, в знак отличия от епископов,  переодели на левую.  Существовало поверье, что безымянный палец  левой руки мистическим образом через  кровеносный сосуд связан с сердцем.

Ссылаясь на литературу можно предположить, что с кольцами случалось множество конфузов. Один из основных, то что жених просто забывал взять его собой в церковь. С  юридической точки зрения начиная с  1837 года кольцо не было обязательным элементом при заключения брака.  Необходимым осталось только словесное обязательство обоих сторон о том, что они готовы взять противоположную сторону в жены или мужья. Однако эта красивая традиция редко когда упускалась при заключении союза. Служитель церкви старался заранее удостовериться в том, что жених не забыл заветное кольцо дома и напоминал ему о правилах с ним связанных. Если все же происходило так, что кольца не оказывалось на месте, в ход могли пойти любые и порой странные предметы, такие как  ключ от церковных дверей или что-либо, что возможно было  надеть на палец.  На сельской свадьбе можно было встретить кольца свернутые из соломы.  

После того как жених надевал кольцо невесте,  священник предлагал произнести молитву.

После окончания молитвенной части священник обычно пожимал руку жениху и  невесте,  родителям новобрачных а затем следовало всеобщее поздравление. После чего все собравшиеся вслед за молодоженами следовали в ризницу.

В ризнице  молодожены подписывали свидетельство о браке, а священник вносил их в приходскую метрическую  книгу. Стоила эта процедура  2 шиллинга и 7 пенсов. Первому на подпись бумагу отдавали  жениху, затем подписывала невеста, это был последний раз, когда фамилия ставилась девичья. Свидетельство также удостоверялось подписями  двух свидетелей, обычно ими выступали шафер и подружка невесты.   Заверенный документ  о браке передавался невесте и она  бережно хранила его всю оставшуюся жизнь.

Копия записи в метрической книге хранилась в регистрационной канцелярии.   Кстати, любой желающий, в том числе и какой-нибудь частный сыщик, мог просмотреть запись в метрической книге всего за 1 шиллинг

После официальной части молодожены вместе с гостями  отправлялись из церкви на свадебный завтрак или торжественную трапезу.  На них  приглашали священника, совершавшего обряд. По дороге раскрывали приготовленную  коробку со свадебными бантами. В дань прежней традиции ими  дружки и подружки украшали  друг друга, прикалывая их на одежду булавками, но к концу 1880-х этот обычай сошел нет, и банты можно было увидеть в ушах у лошадей да и слуги иногда прикрепляли их на  шляпу. Новобрачные прибывали в  первом экипаже к  месту проведения торжества - в ресторан или в дом невесты.

 Гости сами выбирали порядок, в котором они приезжали на место. Основным развлечением было рассматривание, выставленных на показ подарков. Их раскладывали на отдельном столе. По-прошествии получаса после возвращения из церкви объявлялось начало чаепития и гости приступали к трапезе. Никого не удивляло если невеста отсутствовала  на банкете.  Она могла быть занятой приготовлениями к отъезду в свадебное путешествие.

Если же новобрачная не оставляла торжество, то она садилась рядом с мужем  в центре стола перед свадебным тортом, подружка невесты садилась справа от жениха, а  слева от невесты   усаживали шафера. Родителей  располагали в торцах стола. Священник, венчавший молодых, садился прямо напротив молодых.

Особое место в застолье занимало разрезание свадебного торта. Эту почетную обязанность брала на себя невеста. Чтобы облегчить задачу торт, как правило, заранее разрезали, так что  невесте  предстояло просто вставить нож  в разрез и отделить кусочки, выкладывая их на тарелку. Лакомство передавали по кругу,  чтобы каждый мог его отведать.  Застолье сопровождалось весельем и длинной чередой  тостов, начинал которые приглашенный священник. С течением лет  свадебная трапеза все более превращалась в легкий фуршет.  По окончании застолья невеста удалялась в свои апартаменты для того, чтобы переодеться для путешествия, дамы также покидали  гостиную, а жених имел некоторое время  попрощаться и получить наставления от родных и бывших холостяцких друзей. Далее он также отбывал сменить облачение.

Выполнив все приготовления  к путешествию молодая возвращалась к столу, чтобы попрощаться  с родителями  и друзьями, после чего ее сопровождали к экипажу, где ее ожидал предвкушающий  медовый  месяц счастливый муж. Экипаж отъезжал под градом старых туфель, завершая для  молодоженов вступительную часть в супружество.

 

 

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Свадьба Викторианской эпохи